Кассационная жалоба в верховный суд ГПК

09.07.2020 0 Автор admin

1) Какой пакет документов прилагать к кассационной жалобе, подаваемой в кассационный суд общей юрисдикции? Если к экземпляру для суда прикладывается определенный пакет документов (квитанция о госпошлине, доверенность и т.д.), то нужно ли делать копии с этих приложений и прикладывать к экземплярам по количеству лиц в деле или достаточно будет просто экземпляров жалоб по количеству лиц в деле без приложений?…

29 ноября 2019

2) При подаче кассационной жалобы в Верховный Суд РФ нужно ли делать копии приложений для суда и прикладывать к экземплярам по количеству лиц в деле или достаточно будет просто экземпляров жалоб по количеству лиц в деле без приложений? 3) Нужно ли направлять предварительно по почте пакет документов сторонам дела и прикладывать подтверждающие документы об отправлении кассационной жалобы?

1. Требования к форме и содержанию кассационной жалобы приведены в ст. 378 ГПК РФ. Кассационная жалоба подается с копиями, количество которых соответствует количеству лиц, участвующих в деле (ч. 6 ст. 378 ГПК РФ). Полагаем, что изготовление копий документов, прилагаемых к кассационной жалобе по количеству участников процесса, в данном случае не требуется, поскольку кассационная инстанция проверяет лишь законность вступивших в силу судебных актов (ст. 379.6 ГПК РФ) и никаких новых доказательств не исследует. Копии документов, подтверждающих уплату государственной пошлины, полномочия представителя и т.п. доказательствами по делу не являются, носят процессуальный характер, а потому направлять их участникам процесса, на наш взгляд, не требуется. Поэтому достаточно изготовить только необходимое количество копий жалобы.
2. Аналогичным образом регламентирован вопрос и при подаче кассационной жалобы в судебную коллегию Верховного Суда РФ (ч. 5 ст. 390.5 ГПК РФ).
3. Действующий процессуальный закон не требует направления копий кассационных жалоб другим участникам процесса и приобщать к кассационной жалобе доказательства такого направления. О принятии кассационной жалобы к производству в суде общей юрисдикции судья выносит определение, которым возбуждается производство по кассационной жалобе. Копии определения о принятии кассационной жалобы к производству направляются лицам, участвующим в деле, не позднее следующего дня после дня его вынесения (ч. 3 ст. 378.1 ГПК РФ). Такой же порядок установлен в случае принятия кассационной жалобы к рассмотрению судебной коллегией Верховного Суда РФ. Суд самостоятельно направляет лицам, участвующим в деле, копии определения о передаче кассационной жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции и копии этой жалобы (ст. 390.11 ГПК РФ).
4. Согласно ч. 4 ст. 390.5 ГПК РФ к кассационной жалобе в обязательном порядке прилагаются заверенные соответствующим судом копии судебных постановлений, принятых по делу. В ч. 1 ст. 13 ГПК РФ указано, что суды принимают судебные постановления в форме судебных приказов, решений суда, определений суда, постановлений президиума суда надзорной инстанции. Следовательно, определение суда — одна из форм судебного постановления, а потому его копия также должна быть заверена судом.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Амирова Лариса

Ответ прошел контроль качества

Недавно я опубликовал заметку с предложением толкования норм статей 10 АПК, 98 ГПК следующим образом: «В случае изменения размера исковых требований после возбуждения производства по делу при пропорциональном распределении судебных издержек следует исходить из максимального размера требований, заявленных истцом в ходе рассмотрения иска».
Такая трактовка решает проблему злоупотребления правом при изменении размера исковых требований (подробнее: https://zakon.ru/blog/2018/10/11/spravedlivy_li_razli..)

Если вас заинтересовала тема этой статьи, прошу уделить свое время предыдущей заметке — они тесно связаны.
В ходе тех размышлений я обнаружил еще одно странное решение законодателя:
Согласно п. 1 и п.2 статьи 49 АПК РФ, Истцу доступно два механизма уменьшения своих исковых требований:
«1. Истец вправе при рассмотрении дела в арбитражном суде первой инстанции до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований.
2. Истец вправе до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу в арбитражном суде первой инстанции или в арбитражном суде апелляционной инстанции, отказаться от иска полностью или частично».
При этом, несмотря на абосолютную смысловую идентичность данных механизмов — уменьшение размера исковых требований — эти инструменты имеют принципиальные различия:
1. Отказ от иска (в том числе и в части) влечет невозможность обращения с повторным требованием (ст. 150, 151 АПК РФ, Пленум ВАС РФ в п. 25 постановления от 18.07.2014 № 50).
2. Отказ от иска — специальное полномочие, которое отдельно должно быть указано в доверенности для возможности его реализации через представителя (ч. 2 ст. 62 АПК РФ)
3. Судебные расходы, понесенные ответчиком, в отношении которого прекращено производство (в связи с отказом истца от иска), подлежат возмещению истцом в силу необоснованного привлечения указанного лица к участию в деле (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 05.12.2007 N 121).
4. Существует позиция, хоть и не полностью устоявшаяся, согласно которой отказ от иска по аналогии с мировым соглашением расценивается, как самостоятельная сделка, и должен оцениваться на предмет крупности, аффилированности, и недействительности (пп. 3 п.10 Информационное письмо Президиума ВАС РФ №28 от 16.05.2014). И соответственно может влечь риск привлечения к ответственности за убытки для лица его совершившего.
В чем смысл перечисленных функций?
Очевидно, что невозможность обращения с повторным требованием (п. 1) обусловлена принципом процессуальной экономии, специальный характер правомочия и сделкоподобная природа (п. 2,4) — защитой прав третьих лиц (доверителя и участников общества-доверителя), а учет отказа от иска при распределении судебных расходов (п. 3) — принципом справедливого распределения судебных расходов, как частным примером принципа справедливости.
Однако ни одна из данных функций не относится к уменьшению исковых требований:
«Уточнение исковых требований в порядке части 1 статьи 49 АПК РФ не порождает последствий, предусмотренных законом в связи с отказом истца от иска.» (Определение ВАС РФ от 27 июня 2012 г. № ВАС 8025/12).
Таким образом, две юридических конструкции выполняют абсолютно идентичную функцию и при этом различаются крайне существенными юридическими последствиями.
Однако, чем обусловлена эта разница?

Законодатель не устанавливает объективных критериев различия, оставляя квалификацию в на полное усмотрение истца. Как истец назовет свои действия тем они и будут.

Однако в публичном процессе мы не можем обуславливать выбор квалификации действий сторон между конструкциями с различными процессуальными последствиями, исходя лишь из его субъективной оценки этого действия самой стороны.

В противном случае, все те функции, которые законодатель обоснованно предусмотрел для частичного отказа от иска (см. выше п. 1-4) попросту нивелируются и обесцениваются, так как Истец в любой момент может избежать для себя негативных последствий просто, назвав их не частичным отказом, а уменьшением исковых требований, и у суда не будет объективных критериев для переквалификации данных действий.

(Эту мысль я вывел, в том числе, из размышлений Романа Бевзенко: «Строительство «для себя» не может рассматриваться как юридическая категория. Я могу строить формально для себя, но в голове иметь в виду, что продам объект после окончания стройки»).

Подобной логики придерживается и классический бесспорный принцип: «Суд при определении природы договора определяет его предмет и содержание, а не руководствуется названием » (Обзор судебной практики Верховного Суда РФ № 2 за 2003 год). Этот принцип существует именно потому, что для разных видов договора предусмотрены разные права и обязанности сторон, разные процедуры их реализации.

Кстати, единственное из перечисленных следствий отказа от иска, которое в законе предусмотрено и для уменьшения исковых требований — это функция пропорционального распределения издержек, которая на практике должна работать через норму п. 5 ст. 49 АПК РФ, но не работает.
Возможность определения частичного отказа от иска, как уменьшения исковых требований, по сути, является обходом закона — реализацией формально правомерных действий с целью избежать правовых последствий применения истинного института частичного отказа от иска (еще тут доступна аналогия с притворной сделкой).
Как разрешить описанную проблему?
Для этого необходимо просто квалифицировать уменьшение исковых требований как частичный отказ от иска со всеми вытекающими. К слову, такая мысль даже высказывалась в судебной практике, однако не нашла широкой поддержки:
Вопрос степени внедрения такой квалификации зависит от поддерживаемого подхода к необходимости профессионального процесса в арбитражах и судах общей юрисдикции (сою). Я сторонник внедрения профессионального процесса в арбтиражах и патернализма в сою.

Поэтому считаю логичным такую квалификацию уменьшения исковых требований в АПК, а в ГПК думаю необходимо более выборочно и осторожно подходить к правовым последствиям, предусмотренным для отказа от иска.

UPD:
Михаил Тимофеев попробовал нащупать объективный критерий в разграничении данных терминов:

«При отказе от иска, полном или частичном, мы отказываемся от того материально-правового требования, которое заявляли изначально, при уменьшении же исковых требований (уточнении в терминологии законодателя) само по себе содержание требования не изменяется, как не меняется количество требований».

Я не имею принципиальных возражений против такого разделения, однако это не решает озвученной проблемы — юридические последствия для идентичных по смыслу действий различны. Поэтому, нам все равно необходимо было бы наделить уменьшение исковых требований последствиями частичного отказа от иска.
Это так же стало бы лишь промежуточным шагом, так как в результате этого у нас было бы два термина, но различия их, были бы не функциональные, а формальные. Я сторонник принципа бритвы Оккама и не вижу смысла сохранять разграничение терминов лишь из-за формальных различий, вследствие чего, с точки зрения логической экономии можно было бы свести их к единому термину «частичный отказ от иска», а последствия у них как мы уже решили, должны быть едины.

Печенгским районным судом Мурманской области 17.06.2020 рассмотрено уголовное дело в отношении жителя Заполярья, который совершил умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, с применением предмета, используемого в качестве оружия, и умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшее кратковременное расстройство здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия.

В период с 00-00 часов до 03-39 часов 31.12.2019 гражданин У., находясь в г. Заполярный Мурманской области, в ходе внезапно возникших неприязненных отношений к гражданину К., имея умысел на причинение ему тяжкого вреда здоровью, клинком ножа, используемым в качестве оружия, нанес по телу гражданина К. не менее одного удара, причинив физическую боль и телесное повреждение в виде колото-резанной раны левой надключичной области, проникающей в превральную полость с повреждением верхней доли левого легкого, то есть причинил ему тяжкий вред здоровью, по признаку опасности для жизни.

Кроме того, 31.12.2019 в период с 03-39 часов до 04-22 часов гражданин У., находясь в г. Заполярный Мурманской области, в ходе ссоры, на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений к гражданину П., имея умысел на причинение последнему легкого вреда здоровью, умышленно нанес гражданину П. по телу и в область левого плеча не менее шести ударов клинком ножа, применяемым как предмет, используемый в качестве оружия, причинив физическую боль и телесные повреждения в виде четырех ран кожных покровов левого плеча, двух ран кожных покровов грудной клетки слева, то есть причинил ему легкий вред здоровью, по признаку кратковременного расстройства здоровья продолжительностью до трех недель.

В судебном заседании подсудимый признал свою вину в содеянном в полном объеме, дело рассмотрено судом в порядке особого производства.

Назначая вид и размер наказания, суд учёл характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, наличие смягчающих и отягчающих обстоятельств, влияние назначенного наказания на исправление подсудимого, условия жизни его семьи, обеспечение достижения целей наказания и назначил гражданину У. наказание в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строго режима.

Приговор Печенгского районного суда Мурманской области 30.06.2020 вступил в законную силу.